Нервно-психические
заболевания

Как помочь больному шизофренией?

Шизофрения - одно из самых распространенных психических заболеваний, начинающееся преимущественно в молодом возрасте. Шизофрения встречается одинаково часто как у мужчин, так и у женщин. Она отличается чрезвычайным разнообразием проявлений и течения. Нередко первые, едва заметные признаки шизофрении не меняются в течение многих лет. В других случаях, наоборот, у человека, казалось бы, среди полного здоровья неожиданно появляются возбуждение, страхи, галлюцинации (ложные восприятия), он произносит нелепые слова и т. д., то есть развертывается полная картина заболевания. Течение болезни может быть непрерывным и периодическим, быстротекущим, когда за 1-2 года наступает резкий дефект психики, или, наоборот, крайне вялым. Поэтому некоторые формы шизофрении ученые долгое время выделяли как самостоятельные душевные болезни. Что же заставило психиатров в конце концов так сильно расширить границы шизофрении, объединив под ее названием много различных форм? Оказывается, при любой форме шизофрении в большей или меньшей степени выражены три обязательных признака: чувственная холодность, типичные расстройства мышления, недостаток волевой направленности в поведении. Больные часто сами отмечают, что они все меньше чувствуют хорошую музыку и красоту природы, постепенно становятся безучастными к судьбам близких, любимых прежде людей. В характере, как правило, появляются крайняя вялость и замкнутость. Пропадает интерес к тому, что до болезни составляло смысл жизни.

Умственная деятельность нарушается одновременно с этим или в более поздние сроки. При формах шизофрении эти явления развиваются медленно и бывают выражены не всегда. Больные часто хорошо понимают, что они нездоровы. Они мучаются от сознания своей отчужденности по отношению к людям, от невозможности жить обычными человеческими интересами. Болезнь становится большой личной трагедией. Родным и близким бывает тяжело наблюдать за такими людьми, беседовать с ними - слишком многих жизненных радостей и светлых чувств они лишены, слишком хорошо подчас понимают бессмысленность, пустоту такой жизни. Важно знать, что у таких больных нередко возникают мысли о самоубийстве и стремление к нему.

Постепенно больной шизофренией все глубже погружается в состояние апатии, в сложный, болезненный мир. Размышления его не всегда сохраняют логичность, они очень отвлеченны, оторваны от реальной жизни.

При многих формах шизофрении имеются и более грубые нарушения психического состояния: галлюцинации и бред, депрессия (меланхолия, угнетенность) или беззаботная веселость, полная обездвиженность, недоступность для всякого контакта и пр. Мы не ставим своей задачей детально описать все многообразие проявления и типы течения шизофрении. Обратим внимание читателя главным образом на особенности правильных взаимоотношений с больным в семье, где он находится обычно в периоды стойких улучшений в течении болезни.

Прежде всего нельзя забывать, что больной шизофренией, как и всякий психически больной, должен находиться в обстановке, щадящей его нервную систему. Нужно оберегать его от переутомления, обеспечить полноценный отдых и сон. Это способствует восстановлению нормальной деятельности нервных клеток. Нужно строго контролировать прием лекарств, назначенных врачом. Часто больной, не считая себя больным и не желая поэтому лечиться, прячет таблетки или драже под язык, а потом выплевывает их. Члены семьи, ухаживающие и наблюдающие за больным, должны правильно представлять себе значение проводимого лечения и добиваться регулярного приема лекарственных препаратов, строго контролировать их прием.

Большое значение имеет правильное питание. Многие заболевшие шизофренией отказываются от еды, и причину отказа не всегда легко выявить. Чаще всего эти больные довольно успешно поддаются уговорам, которые делаются спокойным и ласковым тоном. В случае безрезультатности попыток лично воздействовать на больного нужно посоветоваться с лечащим врачом и тщательно следовать его рекомендациям. Так или иначе, в домашней обстановке нормальный режим питания вполне осуществим. Часто бывает целесообразным переводить больных на растительно-молочный рацион питания.

Осуществляя разносторонний уход за больным, в обращении с ним никогда нельзя допускать небрежности и насмешливости, так как он обычно замечает это, хотя и кажется равнодушным ко всему окружающему. Такое отношение может закрепить отчужденность больного, травмировать его психику, вновь вызывать бредовые идеи, например идею преследования.

По выходе из острого приступа шизофрении больные часто жалуются на общее ухудшение самочувствия: чрезмерную утомляемость, головные боли, сердцебиение и т. д. В таких случаях следует прибегнуть к общеукрепляющему лечению, в процессе которого о состоянии больного надо своевременно информировать лечащего врача.

Чуткости, заботы и некоторой специальной подготовленности требуют больные с остаточными бредовыми высказываниями. Эти высказывания часто не носят явно нелепого характера и могут показаться в какой-то степени логичными (например, больной упорно заявляет о недоброжелательном отношении к нему со стороны его сослуживцев или знакомых). Родственники больного должны уметь отличать в его высказываниях правду от болезненных измышлений, чтобы ни в коем случае не подтверждать его неправильные суждения. Иногда больной "вплетает" в бред и своих родственников, становится по отношению к ним обидчивым, даже агрессивным. В этих случаях от близких и родных больного требуется максимум сдержанности. Обращение с ним должно быть неизменно ласковым и ровным. Следует всем своим поведением убедить его в своей доброжелательности и любви. Нельзя отвечать больному обидами и раздражением.

В кругу семьи надо привлекать больного шизофренией к решению и выполнению несложных бытовых вопросов, чтобы он чувствовал себя полноценным членом коллектива. Ощущая постоянное внимание и заботу, чувствуя к себе отношение как к равному, больной становится более общительным, заметно утрачивает замкнутость и безразличие к людям.

В особом сочувствии и поддержке нуждаются больные с остаточной угнетенностью и тоскливостью, остро чувствующие безрадостность своего существования. Таким больным нужно терпеливо и убедительно внушать оптимистические, светлые надежды на будущее. Укреплять их веру в скорое и окончательное выздоровление, помогать им, ободрять. Внимание родственников к душевному состоянию таких больных должно быть особо чутким. Важно не пропустить неожиданное ухудшение в ходе болезни, а с ним и возможность попытки самоубийства.

Членам семьи, в которой живет больной шизофренией, необходимо знать хотя бы самые общие признаки начинающегося обострения заболевания. Эти признаки различны при разных формах шизофрении. Мы расскажем о наиболее распространенных из них. При одних формах шизофрении с началом обострения все заметнее становится чувственная холодность больного. Его перестают интересовать семейные и общественные события. Он ни с кем не общается, иногда вдруг становится крайне грубым и жестоким даже по отношению к самым близким людям. Такие больные часто не подчиняются элементарным требованиям и указаниям, делают все наоборот. При обострениях у больных бредовой формой шизофрении речь становится бессвязной и вычурной, а иногда представляет собой просто набор случайных фраз. Больной может подолгу разговаривать сам с собой, в его высказываниях трудно уловить какую-либо мысль. Иногда больной совершенно одинаково отвечает на любые вопросы, по нескольку раз повторяет чужие слова или действия. Характерно многократное повторение одних и тех же бессмысленных движений рукой, головой и т. д.

В других случаях больной шизофренией как бы застывает в одной позе, часто нелепой и неестественной, совершенно не реагируя на окружающее. Больной может автоматически, безмолвно выполнять некоторые указания и просьбы, сохранять самые неудобные позы. При шизофрении, протекающей приступами, обострение болезни часто выражается в нарастающей тоскливости, попытках лишить себя жизни. При обострениях бредовых форм на первый план выступают нелепые высказывания и действия, возбуждение, страхи, слуховые галлюцинации.

О всяком выраженном изменении в поведении больного нужно тотчас же ставить в известность лечащего врача. Своевременно приняв меры, он не допустит дальнейшего развития нового приступа заболевания. К сожалению, это очень простое условие выполняется родственниками больного не всегда. Иногда находятся "всезнающие" знакомые, которые склонны все объяснить переутомлением. Они начинают самостоятельно "лечить" больного снотворными, успокаивающими и другими лекарственными веществами. Такое неквалифицированное вмешательство способно принести лишь вред. Известны случаи, когда своевременно не госпитализированные больные становились жертвами несчастных случаев или самоубийства. Вообще, мы считаем нужным предостеречь родственников больного от склонности самостоятельно (и, значит, опять-таки, неквалифицированно!) решать даже, казалось бы, не очень существенные вопросы медикаментозного лечения. Глубоко ошибочно представление о том, будто бы в области психических заболеваний специальные знания не столь необходимы, как в других медицинских науках. Подобная легкомысленность и безответственность окружающих может дорого обойтись больному.

Дело в том, что лечебное действие многих психотропных средств имеет ряд специфических особенностей, которые хорошо известны психоневрологам, но не всегда могут быть правильно поняты неспециалистами и в том числе членами семьи душевнобольного. К примеру, их легко может ввести в заблуждение некоторая "запоздалость" эффекта ряда препаратов, т. е. проявление его лишь спустя несколько дней, а то и недель от начала лечения. Эта "отставленность", особенно характерная для так называемых антидепрессантов, может быть ошибочно принята за недостаточную их эффективность, что вместе с наблюдаемым иногда неприятным побочным действием таких лекарств может дать ложный вывод для недоверия к тактике врача и прекращения лечения. Предвзятость отношения родственников к медикаментозному лечению снижает шансы на его успех.

Очень важно также, чтобы родственники больного неукоснительно выполняли указания врача относительно времени приема и особенно дозировки прописанных лекарственных средств. Некоторые препараты предназначаются только для приема в первой половине дня, и даже незначительные нарушения этого условия способны заметно ухудшить ночной сон больного.

Кроме того, следует подчеркнуть, что некоторые препараты из уже упоминавшейся группы антидепрессантов эффективно влияют на подавленное настроение только в определенной дозировке, за пределами которой они оказывают иное фармакологическое действие, которое используется для лечения совсем других болезненных состояний.

Из сказанного ясно, что никакая "самодеятельность", пусть даже в отношении самых на первый взгляд второстепенных деталей медикаментозного лечения в домашних условиях, абсолютно недопустима.

Особенно следует помнить об опасности применения тех или иных лекарственных средств (рекомендуемых, скажем, в аптеке или знакомыми) в то время как пациент уже проходит назначенный врачом курс лечения. Опасность заключается в том, что некоторые психотропные лекарства при совместном применении влекут за собой серьезнейшие осложнения; только врач, располагая необходимыми знаниями о допустимой совместимости лекарств, может назначить совершенно безопасный курс комбинированного лечения.

Необходимо подчеркнуть также недопустимость употребления больным спиртных напитков (а среди родственников и знакомых больного еще встречаются, к сожалению, "знатоки", которые пытаются "лечить" его именно спиртными напитками). В ряде случаев это является главной причиной обострения шизофрении и других заболеваний. В этой связи вдумчивое наблюдение за больным приобретает большое значение.

Рассмотрим вопрос, касающийся трудоспособности и правильного трудоустройства больных шизофренией. Часто эти больные, перенесшие даже несколько обострений, в периоды улучшения сохраняют полную работоспособность. Они успешно справляются с работой, которую выполняли до болезни. Однако лечащий врач, учитывая закономерности в развитии заболевания, иногда не рекомендует трудоустройство больного на прежней работе. Это связано обычно с остаточной вялостью и повышенной утомляемостью у многих больных, перенесших острый приступ шизофрении. Необходимо учитывать и возможность неправильного, бредового отношения больного к своим бывшим сослуживцам. Новые встречи с ними могут его травмировать и тревожить. На состоянии больного иногда благоприятно отражается устройство его на другую работу, пусть даже менее квалифицированную. Участие в трудовых процессах ослабляет его переживания по поводу собственной неполноценности. Родственникам больных шизофренией мы советуем помнить об этом и не возражать психиатру, когда он считает необходимым перевод больного на какую-либо новую работу.

Значительно сложнее обстоит дело с трудоустройством больных, у которых после выхода из острого периода шизофрении все же остается заметный дефект психической деятельности. Однако и на таких больных правильно организованный труд оказывает несомненное лечебное воздействие. Наиболее целесообразной для них является работа в специальных лечебных мастерских. Если же такая возможность отсутствует, выбирать место работы можно только по совету лечащего врача.

Трудотерапия ценна и как собственно метод лечения, и как один из самых мощных рычагов социальной, а значит, и психической адаптации душевнобольного человека. Укрепление утраченной уверенности в своих силах, в возможности приносить пользу само по себе имеет реальную терапевтическую ценность, давно уже по достоинству учитываемую психоневрологами. А ведь этим значение трудотерапии отнюдь не исчерпывается, оно, так сказать, многокомпонентно.