Мозг,
обучение, здоровье

Трудности детского мышления

Ведь все взрослые сначала были детьми,
только мало кто из них об этом помнит.
Антуан де Сент-Экзюпери

Обучение должно быть трудным, но посильным. Эта истина неоспорима, как дважды два — четыре. Она переходит из века в век, из одних дидактических трудов в другие и не подвергается ни малейшему сомнению. Она так же справедлива, как известная мысль, что лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным. Однако эта справедливая истина таит один нерешенный вопрос: а как воплощать ее в жизнь? Что надо делать, чтобы обучение было трудным, но посильным? Какими путями добиваться этого? Увы, от убеждения в справедливости этой истины до умения реализовать ее — такое же расстояние, как от убежденности бедного и больного человека в преимуществах богатства и здоровья до возможности наслаждаться ими.

Чем же заполняется расстояние между справедливой дидактической истиной и возможностью воплотить ее в жизнь? Чаще всего, действиями вслепую. Пробами. Ошибками, которые трудно исправить. Интуитивным нащупыванием нужного уровня трудности. А потом — опытом. Но пока он придет, сколько уже наломано дров!

Замечательный русский педагог и психолог П. П. Блонский писал: «Вероятно, всякий учитель сможет привести несколько примеров из своей практики, особенно из первых лет ее, когда он наталкивался на случаи неясного для него самого процесса непонимания детьми рассказа, объяснения и т. д. Кажется, так просто, понятно, а ученики тем не менее не понимают. И получается своего рода непонимание в квадрате: дети не понимают, а учитель также не понимает, почему и чего именно не понимают дети. Вероятно, всякий учитель, порывшись в своих воспоминаниях, сможет вспомнить несколько не менее досадных эпизодов, когда чем больше он старался объяснить детям непонятное, тем меньше они понимали.

И получалось, что объяснение учителя только усиливало непонимание учеников.

Наконец, и это уже наверное, всякий учитель может привести ряд случаев, когда на вопрос: «Понял?» — ученик уверенно и искренно отвечает: «Понял», а при проверке оказывается, что он ничего не понял»1.

Может ли сегодняшняя педагогическая и психологическая наука помочь учителю овладеть умением определять нужный уровень посильности материала? Увы, пока еще никто не создал того измерительного прибора, по шкале которого можно было бы определить «градусы» трудности учебного материала. Никто не знает точно, сколько «градусов» будет нормой для данного возраста и для данного учебного предмета, и никто не договаривался о том, что должно быть положено в основу самой шкалы.

От чего зависит трудность учебной работы школьника? С одной стороны, от особенностей учебного материала, с другой — от возможностей самого школьника, от индивидуальных и возрастных особенностей его памяти, внимания, мышления и, конечно — от мастерства учителя.

В этой главе речь пойдет только о некоторых особенностях мышления школьника, о тех, которые в условиях школьного обучения могут выступать как отрицательные силы, тормозящие обучение и умственное развитие, о тех, из-за которых дети «не могут», «не понимают», «не справляются». Причем закономерности мышления, которые мы будем рассматривать, присущи не только детям, но и взрослым: взрослые тоже (и нередко!) «не могут», «не понимают» и «не справляются».

___________

1Блонский П. П. Избранные психологические произведения. — М., 1964. — С. 223.